электронная база данных

«Т» Керчане — дети войны

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П

 Р  С  Т У Ф Х  Ц  Ч Ш Щ  Э  Ю  Я

 

 

ТУБОЛЬЦЕВ ВИКТОР АНАНЬЕВИЧ, 31.07.1937 г. в п. Аджимушкай в семье рабочего-камнерезчика Анания Тихоновича и домохозяйки Марфы Михайловны. В семье было трое детей: брат Анатолий-1935 гр. и сестра Евгения-1927 гр. Из рассказа Виктора Ананьевича: » Начало войны помню смутно…Помню, бежали ночью в каменоломни от бомбежки..Почему-то запомнилось, что небо было разноцветным..Пришли немцы и началась наша жизнь, как тогда говорили, » под немцем».. В 1943 г немцы объявили эвакуацию.. Мать в панике стала нас хватать и плакать. Около нас жила соседка тетя Келя. Она сказала матери: -» Ты не плачь а спускайся в скалу.» И как-то получилось, что мать с братом попали в один вход, а нас с сестрой немцы погнали дальше.. Когда мы проходили мимо еще одного входа, сестра толкнула меня туда и сама вскочила следом.. С собой у нас была подушка и вот на этой подушке мы с сестрой сидели в темноте, потихоньку наши глаза стали привыкать к темноте.. Вдали показался слабый огонек и кто-то стал тихо звать: » Женя!! Женя!!.. Оказалось, это наш дядя Иванов Павел Семенович.. И так наша семья соединилась. Это был партизанский отряд им. Сталина. Командиром у нас был Шеретюк, имя-отчество не помню сейчас. У входа в каменоломни всегда стоял часовой. Началась наша подземная жизнь.. Было слышно, как на верху проезжали машины, танки..Все, от мала до велика чистили патроны, как сейчас помню, были они даже при тусклом свете- зеленые.. Два раза партизаны делали налет, как говорили, на немецкий штаб. Делалось это ночь и дважды приводили по немцу, приносили продукты. Помню, как в конце 1943 г у нас в скале стали раздаваться  радостные крики: » Наши, наши идут !». Оказалось, это наши партизаны на склоне горы увидели в бинокль советских солдат и пошли им навстречу… Помню, как к нам зашел солдат и наша соседка ( мы называли ее баба Маричка ) с плачем кинулась к нему навстречу. Он развязал вещмешок, достал хлеб и сказал ей: » Не плачь, мать, у Сталина хлеба много! » Мы. как все дети баловались, шалили.. Игрушками у нас были гильзы и патроны..В  Баксах тогда были наши и туда ходили наши люди чем-нибудь разживиться..Туда отправилась и наша баба Маричка. На пути ей попались немецкие » хлопушки» Их баба Маричка решила принести детям, т.к. они были разноцветные. Баба Маричка выложила их прямо нам под ноги.. Спасло нас то, что рядом в тот момент находился боец и он быстро нас оттолкнул в сторону и забрал эти » игрушки». С приходом наших появились сухари, каша, а еще и перепадало по кусочку сахара! В Баксах был то ли госпиталь, то ли медсанбат и женщинам предложили работу прачек, мать с сестрой Евгенией согласились. И мы ночью всей семье отправились в Баксы. Дорога между Баксами и Аджимушкаем простреливалась со стороны завода Войкова, но мы с большим трудом добрались до места. Наша мама- Тубольцева Марфа Михайловна была добрым, отзывчивым человеком, милосердным. Всегда приходила людям на помощь. Отец- Тубольцев Ананий Тихонович, 1903 гр, ушел на войну в 1942 г. Так как он работал на заводе Войково машинистом по водоснабжению, по словам сестры, он с другими сослуживцами получил задание взорвать все скважины и идти на переправу. Когда они, выполнив задание, подошли к переправе, она была уже захвачена немцами, и отцу пришлось вернуться домой.. О высадке десанта в 1941-42 гг упорно ходили слухи..Немцы были предупреждены жителем с. Юргаков Кут. И немцы схватили заложников..В заложники попал и мой отец. Немцы ринулись уничтожать десант, уничтожив его- ушли Долго потом наши жители вывозили полуживых, обмороженных, раненых бойцов. У моей бабушки Ивановой Татьяны Леонтьевна лежали 11 человек раненых. Перед наступлением на Керчь в 1944 г. к нам приходили бойцы и просили чистые рубахи, говорили- идем на Керчь,  нам взамен оставляли консервы: » У тебя, мать, дети, а нам они может не понадобятся…» Матери моей в ту пору было 34 года. И ближе к утру раздалось далекое » Ура ! «, а забежавшие бойцы говорили: Ну, все, Керчь наша ! Находясь в Баксах, к нам часто заходил Парельский, говорил, что назначен секретарем Маяк-Салынского райкома партии. И больше мы с ним никогда не встречалис..После взятия Керчи, мы поехали в город и поселились на улице 23 Мая. Пожив немного, нашли тачку, погрузили пожитки и отправились в Аджимушкай. Он был сильно разрушен, только бурьян высотой в человеческий рост скрывал развалины.
Моя сестра Евгения закончила керченское медицинское училище, после работала в хирургическим отделении больницы № 2 .
Я успел поработать в каменоломнях камнерезчиком 5 разряда, ушел в армию, служил в Туркмении в 124 военно-строительном отряде, после закончил ФЗО № 42. Довелось поработать на Рыбкомбинате, где директором был Бантыш Николай Ильич, бывший начальник штаба партизанского движения. С 1976 г до пенсии плавал на рыболовецких судах. Имею дочь Елену и сына Анатолия, внуков и правнука.

Мои родители: Ананий Тихонович и Марфа Михайловна.

 

 

 

 

 

Отец Ананий Тихонович с братом Тубольцевым Федотом, партизаном 1919 г. Фото 1950 г.

 

 

 

 

Евгения ( крайняя справа) с друзьями — аджимушкайцами: Щегловатых (Иванова) Лидия, Иванова Валентина, Щегловатых Илья.

 

Рисунок, который моя мама Марфа Михайловна нарисовала на стене в штольне Дедушовских каменоломен во время нашего там пребывания..

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рабочая группа:

Дзюба Наталья Юрьевна
Шеремет Оксана Николаевна

Представители Крымской Республиканской поисково-патриотической ассоциации общественных организаций "ОТЧИЗНА", г. Керчь.